Городское кладбище № 1 МКП КСО г. Тула комбинат специализированного обслуживания населения Тула

Автобусы до Городского кладбища №1

Как доехать на автобусе до Городского кладбища №1 в городе Тула. Все автобусы проходящие через Городское кладбище №1

13 автобус
пл. Московского вокзала — ул. Дмитрия Ульянова — ул. Фрунзе — ул. Халтурина — ул. Лейтейзена — ул. Советская — Красноармейский проспект — пл. Ленина — ул. Пирогова — ул. Советская — ул. Колетвинова — ул. Льва Толстого — ул. Кауля — Трампарк — Оптовый рынок — Спецавтохозяйство — Автоколонна №1809 — Автоколонна №1136 — Городское кладбище №1 — Городское кладбище №2 — Городское кладбище №4 — Осиновая гора — Городское кладбище №3 — Тепличный комбинат — дер. Никитино — ОАО Полема — ОАО Тулачермет

Маршрутки до Городского кладбища №1

Как доехать на маршрутке до Городского кладбища №1 в городе Тула. Все маршрутки проходящие через Городское кладбище №1

37 маршрутка
Московский вокзал — пл. Московского вокзала — ул. Дмитрия Ульянова — ул. Фрунзе — ул. Лейтейзена — ул. Советская — Красноармейский проспект — пл. Ленина — ул. Каминского — Филармония — ул. Первомайская — Стадион — Университет — ул. Мира — ул. Станиславского — ул. Мезенцева — Кирпичный завод — Таксопарк — СТОА — Оптовый рынок — Спецавтохозяйство — Автоколонна №1809 — Автоколонна №1136 — Городское кладбище №1 — Городское кладбище №2 — Осиновая гора — Городское кладбище №3
52 маршрутка
Малые Гончары — ул. Ствольная — ул. Заварная — ул. Герцена — ул. Демидовская — ул. Московская застава — ул. Максима Горького — ул. Арсенальная — ул. Луначарского — ул. Металлистов — Красноармейский проспект — пл. Ленина — ул. Пирогова — ул. Советская — ул. Колетвинова — ул. Льва Толстого — ул. Кауля — Трампарк — Оптовый рынок — Спецавтохозяйство — Автоколонна №1809 — Автоколонна №1136 — Городское кладбище №1 — Городское кладбище №2 — Осиновая гора — Б. Еловая — пос. Ильинка — Дачи — пос. Сергиевский — дер. Нижние Присады

Совершенно случайно, приближаясь к Туле по Новомосковскому шоссе у поворота на Прилепы (у мусорки), заметили, справа за посадкой, две пушки в поле. Оказалось, что это свежеустановленная въездная группа к строящемуся военному кладбищу. В марте 2017 года я подбирался к пушкам с шоссе через разрыв в лесополосе, но было очень грязно. Лучше заезжать со стороны Кладбища №3 — оттуда отсыпана щебёнка. Доступ свободный, можно трогать, лазить. Охраны нет. Состояние памятника — новое. Дата съёмки — 17 марта 2017 года. 01. image

Все фото кликабельны до 3648х2736.

02. Дорога через просеку от Новомосковского шоссе (Р132). За кустами проглядывается поворот на Прилепы. image 03. Вид в противоположном направлении. Сейчас вся эта грязь будет на моих ботинках 🙂 04. Поле, асфальт, забор, две пушки. 05. http://mk.tula.ru/news/n/67243/ (30.11.2016 16:49) 06. Установленные у ворот орудия — это гаубицы Д-1. 07. Полное наименование — 152-мм гаубица образца 1943 года (Д-1, индекс ГАУ — 52-Г-536А). Советская гаубица периода Второй мировой войны. Это орудие серийно выпускалось с 1943 по 1949 год, состояло или до сих пор состоит на вооружении армий многих стран мира, использовалось практически во всех значимых войнах и вооружённых конфликтах середины и конца XX века. Принятие на вооружение в 1943 году мобильной и мощной гаубицы Д-1 повысило возможности танковых и моторизованных частей Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА) по прорыву заранее и хорошо укреплённых оборонительных полос и районов противника. 08. 152-мм гаубица Д-1 имеет общий лафет со 122-мм гаубицей М-30. Это позволило быстрее запустить Д-1 в производство и сократить затраты на её обслуживание и ремонт. 09. Внимательный зритель заметит, что при общей сходести установленных здесь Д-1 они имеют существенное различие. 10. Эта, стоящая слева от ворот (если стать к ним лицом), имеет сварной лафет поздних серий выпуска. 11. А правая — клёпанный. 12. Линейные размеры станин не изменились. 13. Просто на старые требовалось больше времени на изготовление (сверление отверстий, клёпка каждого из них). Сварка позволила делать больше орудий. 14. Гаубицы Д-1 активно использовались на завершающем этапе войны, в 1944—1945 годах. Орудие использовалось для стрельбы с закрытых позиций по окопанной и открыто расположенной живой силе противника, его фортификациям и заграждениям, важным объектам в его ближнем тылу. 15. Для поражения танков и самоходок противника при самообороне с успехом использовался бетонобойный снаряд. У артиллеристов Д-1 снискала себе репутацию надёжного и точного при стрельбе орудия. 16. Дульный тормоз позволил установить тяжёлую 152-мм ствольную группу на лёгкий станок М-30. 17. Рессора боевого колёсного хода и нижняя часть станка и станин. 18. Противооткатные устройства, щитовое прикрытие, тормоз колёсного хода. 19. Казённая часть, поршневой затвор, рабочее место наводчика. 20. На затворе левого (позднего, сварного) орудия видны выбитые буквы. Модель, серийный номер, год выпуска. Неразборчиво. 🙁 Надо будет вернуться в солнечный день и попробовать переснять. На правом орудии буквы не проглядываются вовсе. 21. Стальные артиллерийские колёса имеют размер шин 1250х200.

  • Wikimapia
  • Точка на Yandex
  • KMZ-файл

Координаты: 54° 8’31.98″С 37°39’53.45″В

  • wikipedia.
  • Брянск;
  • Чита;
  • Луховицы.

Спасское (Зареченское, Оружейное) кладбище г. Тулы возникло в 1772г. по причине чумы, разразившейся в Москве. В связи с эпидемией Екатерина II издала указ, запрещающий погребения возле церквей в границах города и определяющий отведение земли за городом для создания общих кладбищ. Тула была первым городом, выполнившим императорский указ: были определены участки для посадского кладбища (ныне Всехсвятское) и кладбища Оружейной слободы (Зареченское). Сначала кладбище Оружейной слободы предполагалось расположить в устье речки Тростянки, но священники храмов слободы обратили внимание, что место это топкое и сырое, и предложили расположить кладбище «на песчаной горе по дороге Ужовке вдоль той же Тростянки». Первоначальный деревянный храм на кладбище был построен в 1772-1773 гг. и освящен в честь Нерукотворного образа Христа. В 1807 году вместо деревянной церкви воздвигнут каменный храм с двумя приделами. Обращает на себя внимание иконостас, отделанный мрамором, перенесенный из Знаменской церкви. Под храмом погребен талантливый тульский архитектор Косма Семенович Сокольников (1751-1831). По мнению исследователей, К.С.Сокольников принимал участие в строительстве или реконструкции ряда церквей: Новоникитской (Сретенской) после 1773 г., Вознесенской (Заречье) 1787 г., Всех святых – новое завершение храма после обвала куполов в 1790г., Рождества Богородицы (Пречистенская) в Заречье в 1792 г., Колокольни Троицкой церкви в 1821 г., колокольни Флора и Лавра 1830 г. В начале 40-х годов ХХ столетия при расширении котельни Спасской церкви рабочими был обнаружен гроб-колода, вероятно, с прахом К.С.Сокольникова. Гроб вскрыт не был, его замуровали в стене. На самом Спасском находятся надгробные памятники XVIII-XIX вв. высокой исторической и художественной ценности — дворян Постниковых (18 в.), штабс-капитана Прудникова (1822 г.), князей Назаровых (1801-1834гг.); оружейников Т.П. Боровина (1791г.) и Р.П. Алпатова (1867г.); купцов Минаевых (сер. 19 в.), первых самоварщиков Лисициных (нач. 19 в), и широко известных в России самоварщиков Шемариных и Баташевых (кон. 19 – нач. 20 вв.) и пр. Особый интерес представляет большой семейный участок оружейников, купцов и заводовладельцев, крупных благотворителей Лялиных (сер. 19 – нач. 20 веков).Рядом с храмом находится семейный некрополь первых тульских самоварщиков купцов Лисицыных. В 1778 году купец третьей гильдии Назар Федорович Лисицын первым в Туле зарегистрировал самоварную фабрику. «Фабрика сия построена в 1778 году с дозволения начальства покойным родителем моим тульским купцом Назаром Федоровичем Лисицыным на собственный капитал и земле. А по смерти его в 1823 году досталась по наследству мне», — так описывал возникновение своей самоварной фабрики сын Назара Лисицына Никита в 1833 году. На Спасском кладбище покоится и другой известный тульский самоварщик Егор Иванович Баташов (1829 – 1901). В 1856 он основал самоварную фабрику, которая находилась на Миллионной улице. После смерти Егора Ивановича в 1901 году фабрика перешла в наследство к его жене Капитолине Николаевне (1836 – 1914) и сыну Егору Егоровичу Баташову, который расширил производство и ассортимент самоваров. Под его руководством фабрика получила 15 наград, за труды на общественной службе Е.Е. Баташов награжден золотой медалью.Семейное захоронение князей Назаровых обнаружено на Спасском кладбище г.Тулы в 2005 году. Здесь находятся захоронения князя Егора Назарова, его первой жены Екатерины Степановны, второй жены Анны Павловны, урожденной Чебышевой, их дочери Агриппины. Князь Егор Михайлович Назаров – богородицкий городничий, советник управлений Тульского наместничества. Его дочь Елизавета Егоровна была замужем за Дмитрием Николаевичем Гончаровым, братом Натальи Николаевны Пушкиной, владельцем имения в Полотняном Заводе. О князе Егоре Назарове неоднократно упоминает в своих записках А.Т. Болотов: «Приехавший из Калуги вновь определенный в наш город городничим грузинский князь Назаров, по имени Егор Михайлович, который… с самого начала казался нам человеком хотя добрым, но далеко не таким простодушным и дружелюбным… по природе своей более лукавым, скрытным и практичным». Справа, от главной аллеи, ведущей к храму, находится большой по площади семейный некрополь Лялиных — известных фабрикантов, благотворителей, потомственных Почетных граждан. Точно Лялиным принадлежит не менее 14 надгробий, но есть опрокинутые текстом вниз гранитные надгробия, имена которых еще не прочитаны. Памятник – гранитная колонна принадлежит оружейнику Алексею Максимовичу Лялину – его фабрика поставила в русскую армию в период Отечественной войны (1812-1816) 13 тысяч ружей и 10 тысяч единиц холодного оружия, за что был награжден серебряной медалью. Рядом находится саркофаг черного гранита Николая Павловича Лялина, одного из учредителей общества «Милосердие». Огромный саркофаг из габбро принадлежит оружейнику Я.В.Лялину. Он был тульским бургомистром. В 1878 году продукция его самоварной фабрики была представлена на Всемирной выставке в Париже.Источник: сайт историко-архитектурного и ландшафтного музея «Тульский некрополь». 

Назад

Общество Общество

Автор: Елена КОЛОБАЕВА

Фото: Александра КОЛЕСНИКА

1984-й,

1988-й,

1994-й,

2004-й.

 Что объединяет эти годы, принадлежащие разным эпохам? Почти все они — високосные (исключение — 

1994-й).

 И каждый был отмечен в Туле погромами кладбищ.

«Здесь похоронены оба Заречья…»

После официального закрытия кладбищ Всехсвятского, Спасского и Чулковского (1969–1975 годы) с городских некрополей вывозились мраморные надгробия, кованые ограды и калитки. Брали то, что дорого стоит на рынке, не обращая внимание на бесценность этих памятников для историков и исследователей. Про этику и почтительное отношение к усопшим даже упоминать бессмысленно.

С тех пор, кажется, много воды утекло. Но настал високосный

2020-й —

на смену вандалам пришла стихия.

— Свято место пусто не бывает,— замечает

писатель-документалист

Михаил Майоров, ведя нас по Спасскому кладбищу в Зареченском территориальном округе Тулы. Здесь до сих пор не могут справиться с последствиями урагана, пронесшегося над городом в июле…

Спасское кладбище — одно из старейших мест последнего упокоения туляков. Оно было основано еще в XVIII столетии графом Григорием Орловым, и начиналось с захоронений жителей Кузнецкой, иначе — Оружейной, слободы. Сначала это были в основном простолюдины, от тех могил, пожалуй, уже и следов не отыскать. Позднее и зажиточные горожане стали приобретать здесь участки. В начале XIX века на погосте возвели храм во имя Нерукотворенного Образа Спасителя. Туляки называют его

Спас-на-горе,

с давних пор зародилась традиция венчаться именно здесь на Красную горку.

Среди надгробий, имеющих историческую и художественную ценность, можно назвать памятники

XVIII-XIX

веков — дворян Постниковых,

штабс-капитана

Прудникова, владельцев первой самоварной фабрики Лисициных, купцов, скобянщиков и оружейников Лялиных, самоварщиков Шемариных и Баташёвых, меценатов Салищевых, пивовара Е. И. Ветрова и многих других.

— На этом кладбище похоронены оба Заречья — дальнее и ближнее,— рассказывает Михаил Майоров, поясняя, что на две части большой район в восприятии его жителей условно разделила ветка железной дороги.— Всехсвятское кладбище долгое время было окраинным и для туляков значимым стало далеко не сразу.

Занимаясь ещё и антропонимикой, Майоров «читает» некрополи, словно родословную книгу. Изучая захоронения дореволюционного и советского периода, он устанавливает возможные родственные связи между однофамильцами. Так из небытия удается вернуть абзацы, а порой и главы истории нашего города. И именно поэтому разрушение памятников для исследователей, да и для всех нас — непоправимая, окончательная утрата.

Неприметная могила примечательной личности

На Спасском кладбище, по подсчётам М. В. Майорова, захоронены представители примерно семидесяти тульских родов. Проводя экскурсии по некрополю, он старается показать не только старинные надгробия людей известных фамилий, но и захоронения тех, чьи истории вряд ли

кто-то

узнает — за многими могилами уже никто не ухаживает.

Так, неподалеку от братских захоронений и мемориала Великой Отечественной войны, куда регулярно приходят туляки, покоится Полина Гудкова — единственная в СССР женщина — горный

генерал-директор.

— Она родилась на территории нынешнего Киреевского района, в семье шахтёра,— рассказывает Михаил Майоров.— Полина Георгиевна занималась строительством шахт и горняцких посёлков, в военные годы руководила системой общественного питания всего Подмосковного угольного бассейна — открывала столовые для рабочих, лично всё курировала. А похоронили её здесь потому, что Гудковы — одна из самых старых и известных зареченских фамилий, которая обросла родством, разными ветвями.

Неподалёку похоронен А. Д. Шистовский — двоюродный брат основателя и директора первого планетария в России — Константина Шистовского. Эта семья происходила из деревни Лаптево (ныне город Ясногорск), в Тулу они перебрались в 1909 году. Впоследствии Константин Шистовский как

инженер-конструктор

участвовал в создании большинства планетариев нашей страны, в том числе первого в Тульской области — и второго в СССР — на 

Бобрик-Горе

в Донском.

Здесь же, в северной части кладбища, гид обращает наше внимание на неприметную могилу Василия Николаевича Заревского.

— Василий Заревский — замечательная личность. Его считают прототипом главного героя советского фильма «Учитель пения», который вышел на экраны в 1972 году,— говорит он.— Заревский известен не тем, что сделал, а тем, что сделать не смог — он добивался открытия в Туле школы с музыкальным уклоном. Его идеи не услышали в нашем городе, Василий Николаевич дошел до высоких столичных кабинетов, и там предложение понравилось. Но школа открылась не в Туле, а в Москве.

Но, конечно, нельзя обойти вниманием вековые надгробия и памятники с фамилиями славных тульских династий. Участок купцов, крупных землевладельцев и заводчиков Лялиных без экскурсовода отыскать непросто — он не огорожен, большие и тяжелые плиты из дорогого габбро «вросли» в землю посреди словно бы хаотично расположенных захоронений разных времен.

— Участок очень большой, это свидетельствует о богатстве фамилии,— поясняет М. В. Майоров.— Такой мог сравниться по стоимости с домом — платили ведь в казну, а это всегда дорого. Здесь можно увидеть реальный уровень поверхности кладбища. Вокруг — «наросты» более позднего времени.

Несмотря на «затерянность» захоронения, местным компаниям оно хорошо знакомо.

— Ещё Глеб Успенский в 

1860-х

годах писал, что в Туле за неимением парков народ гуляет на кладбищах,— говорит краевед, указывая на «следы» таких прогулок — валяющиеся тут и там бутылки.

Сейчас в нашем городе есть и парки, и набережные, а кладбища для некоторых жителей

по-прежнему

привлекательны. Места древних захоронений нередко облюбовывает увлеченная далеко не здоровым образом жизни молодежь, и не только. Почтения к «отеческим гробам» они явно не испытывают, используя надгробия и как стулья, и как столы, а то и вовсе как способ демонстрации собственной лихости: передвинуть, свалить, разбить — что только не приходит в шальные головы… Одним словом, и без урагана некрополю хватало неприятностей.

Исчезающая история

— 2 июля я провел по Спасскому последнюю экскурсию,— вспоминает Михаил Майоров.— А 

8-го

на Тулу обрушился ураган. Он шёл с 

юго-запада

и 

бушевал-то

меньше десяти минут, но Заречью досталось сильнее всего…

Странная ирония: стихия в Туле не тронула живых, в буре никто не пострадал. Но с огромной силой она ударила по мёртвым. На кладбище упало всё, что должно было упасть, констатирует краевед, показывая огромные непролазные древесные завалы. За старыми тульскими некрополями толком не ухаживают. Центральные аллеи и территории возле храмов, конечно, расчищены, но в глубине множество старых деревьев, которые готовы рухнуть даже под собственной тяжестью — что говорить о шквалистом ветре.

— Я пришёл на кладбище

13-го

июля,— продолжает Михаил Майоров.— Сложно описать увиденную картину. Тут и там падали ветки, приходилось буквально ползти под деревьями. Были повалены ограды, повсюду валялись осколки битого стекла от посуды для цветов. На многие участки пройти оказалось просто невозможно.

Краевед сразу оставил заявку в муниципальном комбинате спецобслуживания. На неё отреагировали быстро — по распоряжению старшего мастера КСО В. А. Дмитриевой наёмная бригада приступила к расчистке кладбище. Но последствия разгула стихии оказались таковы, что рабочие с ними не справились до сих пор.

Михаил Майоров рискнул повести нас на поиски единственной на территории некрополя статуи. Зная все захоронения как свои пять пальцев, он не сразу нашёл проход — так изменил ураган привычные маршруты. Пришлось преодолеть буквально полосу препятствий, прежде чем мы подобрались к потемневшему за столетие ангелу на могиле Верочки Мочалиной, ушедшей из жизни в 1920 году.

— Я сюда ни разу после урагана не добирался, завалы были непроходимые,— говорит гид, с видимым облегчением оглядывая статую: упавшая раскидистая берёза чудом её не задела.— Скульптура давно накренилась, поправить её на постаменте некому. Каждый раз боюсь увидеть её на земле.

Это захоронение примечательно во многих отношениях. Девушка по имени Вера Мочалина ушла из жизни на заре — ей было всего 19. Откуда на её могиле взялась статуя ангела, какие обыкновенно ставились на католических захоронениях,— неизвестно. Наиболее вероятно, что она была увезена с другой могилы, возможно, на Всехсвятском кладбище. О самой же Верочке экскурсоводы много лет говорили, что она покончила с собой

из-за

несчастной любви.

Давно придуманную

кем-то

романтическую легенду развенчала жительница Заречья Людмила Анатольевна Кобылина — мы встретили её здесь же, на кладбище,— она разбирала завалы веток на могиле родственников по соседству.

— Верочка училась с моей тётей Зинаидой Павловной Баташёвой в гимназии на нынешней улице Советской,— рассказала наша случайная собеседница.— Никакой несчастной любви не было, она умерла от туберкулеза.

— Я давно слышал об этой версии, но потом основной стало считаться самоубийство. И вот всё вернулось на круги своя,— резюмировал наш провожатый.

Бригада комбината спецобслуживания работает на кладбище постоянно — пилит и вывозит упавшие стволы, разбирает поломанные ветки. Но на месте завалов тут и там остаются гнутые ограды и разбитые надгробия.

Михаил Майоров остановил нас у захоронения молодого туляка Юрия Петрова. Мощное дерево, выросшее на могиле семидесятилетней давности, ураган выкорчевал из земли, обнажив останки.

— Посмотрите, кем поставлен памятник,— краевед указывает на надпись на плите — «любимому сыну от мамы».— Сюда ведь никто больше не придёт.

Многие поврежденные захоронения ожидает такая же участь — оставаться разрушенными, пока время и люди не довершат уничтожение. Случаев мародёрства на кладбище хватает и сегодня — немало старинных литых оград, поваленных ураганом и никем не восстановленных, уже исчезло в неизвестном направлении. Сколько ещё истории будет безвозвратно утеряно — бог весть…

Так получилось, что я постоянно проезжаю в Туле мимо большой кирпичной стены в центре города, из-за которой выглядывал высокий собор, виднеющийся издалека, да пару памятников. Я, конечно, знал, что здесь находится кладбище, но особого значения этому не придавал. Так получилось, что с недалеких времен офис, в котором я провожу свои регулярные будни с 9 до 18 часов, расположен всего в паре шагов, да и тематика моего блога крутится в основном вокруг церковно-кладбищенской темы. В общем, как только показались первые весенние дни, я, вооружившись фотоаппаратом, отправился подышать свежим воздухом на Всехсвятское кладбище города Тулы.

По сложившейся традиции, вначале немного окунемся в историю.

В 1772 году вышел указ императрицы Екатерины II, запрещающий захоронения в черте города. Это было связано с эпидемией чумы. Власти Тулы выделили под новое кладбище участок на юге города. Здесь же была построена деревянная церковь, но почти сразу же было решено строить каменный храм. Вначале он имел всего один этаж, но со временем она разрослась до нынешних размеров, построили колокольню, а сам храм стал тульским кафедральным собором.image

image

На наружных стенах собора присутствует роспись:image

Колокольня увенчана часами, которые всегда показывают одинаковое время:image

Одна из фигур ангела с колокольни:image

Склеп-часовня семьи статского советника Ждановского возле собора:image

В середине 19-го века католики Тулы обратились с просьбой выделить участок для захоронения прихожан католической общины. Так здесь появился лютерано-католический участок, который находился немного в отдалении от православной части кладбища. Для них даже были создан отдельный вход башнями в готическом стиле. Сейчас ворота замурованы:image

image

Когда-то они выглядели вот так:Фото: tulainpast.ru

Католические захоронения часто подвергались вандализму, поэтому на многих из них не осталось обелисков.

Есть и тут братская могила венгерских военнопленных:

На территории кладбища есть еще несколько монументов и захоронений, связанных с Великой Отечественной войной:

Расположены они с противоположных сторон кладбища:

Есть странной формы памятник в честь жертв революции 1905 года:

Со временем кладбище обрастало жилыми домами, возникли проблемы санитарным состоянием этого места. В связи с этим постоянно усиливался контроль над плотностью захоронения, предотвращались попытки делать новые могилы на местах старых. В начале 20-го века было решено обнести кладбище забором вначале с одной стороны, а потом и по всему периметру. С конца 60-х годов захоронения на кладбище запретили, а оно получило статус мемориального. С тех пор здесь разрешено хоронить лишь урны с прахов, но бывают единичные исключения, связанные в основном и погребением священнослужителей.

На Всехсвятском кладбище находятся могилы практически всех известных в Туле деятелей, чьи имена увековечены в названии местных улиц. Если вас интересуют места их захоронения, то, чтобы не повторять моих ошибок и не гулять бессмысленно по кладбищу, лучше сразу найти карту с обозначением примечательных мест. К моему сожалению, ее я увидел уже на выходе:

Надгробия семьи Шлессер у входа на кладбище:

Могила барона А. Дельвига:

Могила знаменитого конструктора оружия Токарева:

Всехсвятское кладбище имеет большую культурную и художественную ценность. Это подтверждается наличием саркофагов и надгробий различной формы, выполненных из белого камня, гранита, мрамора и металла в стилях начиная от барокко и заканчивая модерном, а также наличием кованых крестов и оград.

Разнообразие форм поражает:

На некоторых присутсвуют удивительные фигуры, вырезанные прямо в камне:

Сейчас вряд ли где-нибудь встретишь такое:

Есть и выполненные из обычного кирпича:

Или досок:

Некоторые памятники сделаны так, что издалека кажутся причудливыми пнями деревьев:

В таком же стиле, но уже с закосом на березы выполнен крест на могиле санитарного врача Петра Белоусова, известного как создатель парка культуры и отдыха в городе Тула:

Попадаются и «богато» оформленные захоронения:

Есть большие семейные захоронения:

Множество памятников стоит разрушенными и брошенными:

Я привык видеть подобное возле заброшенных церквей в какой-нибудь глухой деревни, а не на самом старом мемориальном кладбище Тулы, куда регулярно водят экскурсии:

Я раньше не встречал прочерки в годах жизни, хотя, честно признаться, не часто гуляю по кладбищам:

Вообще здесь трудно поверить, что ты находишься в центре Тулы:

Этому дополнительно способствует огромное количество поваленных деревьев, которые своей тяжестью гнут ограды и разрушают обелиски и надгробия:

Мне кажется, что это лишь радо огромное количество белок, которые в лучах весеннего солнце носились толпами по надгробиям и деревьям, но про них я писал чуть ранее:

Очень странная конструкция, больше похожая на вольер для птиц, чем на ограду:

Думаю, что достаточно уже фотографий могил 🙂 В конце я хотел добавить немного жести и разместить фотографии двух наколотых на ограды крыс, но лучше оставлю тут немного весны:

Оригинал материала

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий