На месте строительства дома на ул. Юбилейной в Калининграде раскопали немецкое кладбище

Тема: История и памятники04.12.2014 09:16 134733Фото: Калининград.Ru

Любой калининградец, интересующийся историей города, знает, что огромное количество застроенных «пятачков» и даже целых микрорайонов находится на местах бывших захоронений.

Ничего удивительного в этом нет — до 1945 года в Кёнигсберге действовало больше полусотни городских кладбищ, многие из которых располагались по нынешним меркам в центре города. Среди них были как небольшие погосты при кирхах, так и крупные места для захоронений тысяч горожан.

Забывать о местах захоронений и «перепахивать» их для освоения начали отнюдь не после Великой отечественной войны. Даже сами немцы, развивая и перестраивая город, не один раз уничтожали все напоминания о некоторых захоронениях и возводили поверх них новые сооружения.

Впрочем, масштаб подобных действий, безусловно, не идёт ни в какое сравнение с советской «хозяйственной деятельностью», под ударами которой за 10-20 лет после войны пали все кладбища Кёнигсберга вне зависимости от их принадлежности — будь то места для захоронений жителей городских районов, военные, госпитальные или еврейские кладбища. Местные власти взяли курс на избавление от остатков прошлого, и эти идеи нашли понимание у переселенцев.

В конце войны и в первые годы после неё погибших при штурме солдат и переселенцев подхоранивали рядом с немцами. В результате рабочие и добровольцы, расчищавшие территории «вражеских» кладбищ в пятидесятых годах, часто уничтожали память о своих соотечественниках.

В наши дни полноценные упоминания о бывших местах массовых захоронений Кёнигсберга сохранились лишь в паре-тройке мест. Полсотни кладбищ оказались просто стёрты с лица земли, а их ландшафт и предназначение изменились до неузнаваемости.

Калининград.Ru предлагает познакомиться с местами самых больших захоронений — и оценить, не стоит ли на одном из них, например, ваш дом.

Центр города

Что стоит на бывшем кладбище: многоэтажные дома по улице Соммера, 13, Минской 2-8, 10-16 и 18-24, Пролетарской, 71-77 и 79-87, а также 9 Апреля, 62 и 64-70.

Здесь располагались одни из самых старых и примечательных захоронений, возникших в 17-18 веках — кладбище у Трагхаймской кирхи (улица Соммера), Старое еврейское кладбище (территория за управлением ГИБДД) и Альтросгартенское кладбище около одноименной церкви (район улицы 9 Апреля).

Кроме того, места захоронений располагались и в бывшей парковой зоне у площади Победы — на её месте возвели ТЦ «Кловер». Ни одно из перечисленных кладбищ не сохранилось до наших дней.

Улица Гагарина

Что стоит на бывшем кладбище: многоэтажные дома по Гагарина, 11, 15а, 41а, 55б, 55в, Юбилейной, 6, а также Фортовой дороге 7 и 9, автоцентр Gagarin, клиника «Новомед», автосалоны «Рено» и «Ситроена», АЗС «Сургутнефтегаз», автомойка, 9-этажное общежитие и новые жилые дома БФУ имени Канта.

В этом месте с середины 19 века располагался один из самых больших кладбищенских кластеров — полтора десятка обширных участков для захоронения усопших, принадлежавших к разным конфессиям и сферам деятельности. Здесь находились как могилы простых граждан, так и солдат. Кроме того, за бастионом «Грольман» располагалось Еврейское кладбище, о наведении порядка на котором говорится в последнее время. Все места захоронений были разграблены и превратились в заброшенный лес. Часть территорий сейчас продолжает оставаться в таком виде, а часть — застраивается жильём.

Московский проспект и улица Дачная

Что стоит на бывшем кладбище: ТЦ «Сити», АЗС «Баренцнефть», бывший автосалон BMW, часть «Олимпика».

Здесь располагались ещё одни кладбища середины 19 века — Лёбенихтского госпиталя («Сити») и Первое гарнизонное (правее него). Об установке памятного знака здесь начали говорить лишь в 2013 году.

Улица Дмитрия Донского, Горная и Гвардейский проспект

Что стоит на бывшем кладбище: аттракционы Центрального парка, ледовая арена «Альбатроса», многоэтажные дома по улице Дмитрия Донского, 15 и 20, «Вавилон», здание магазина «Гринвест», офис компании «Идель», автомойка и канализационная насосная станция на улице Горной, стриптиз-клуб «Одиссей».

Второй крупный кладбищенский кластер Кёнигсберга обустроили в районе улицы Дмитрия Донского — причём некоторые из десяти здешних кладбищ занимали места нынешнего Центрального парка. Так же, как и на улице Гагарина, заброшенный лес на месте разграбленных могил встречается здесь лишь на части территории — для застройщиков прилегающая земля уже давно является желанной и элитной.

Отдельное внимание в этом районе надо уделить небольшому участку рядом с Гвардейским проспектом — здесь находилось знаменитое Почётное кладбище, где с 1817 года хоронили профессоров Кёнигсбергского университета. Впрочем, факт захоронения тут нескольких десятков выдающихся деятелей науки не спас территорию от разграбления и запустения. От самого кладбища остались одни ступени в замусоренном лесу, а неподалёку от могил Бесселя и других учёных ведётся скандальное строительство элитной многоэтажки. Даже факт обнаружения здесь останков не остановил процесс возведения здания — единственным охраняемым объектом в округе является, увы, лишь мемориальная доска Фридриха Бесселя.

Улица Невского и Артиллерийская

Что стоит на бывшем кладбище: католический приход Святого Адальберта, здание «Беккера», психиатрическая больница №1, многоэтажные дома по Артиллерийской, 63 и Липовой аллее, 3.

Обширная территория рядом с комплексом БСМП стала использоваться как главное коммунальное кладбище Кёнигсберга с 1913 года. Немного позже на нём заработал крематорий, которому оказалось суждено быть разрушенным несколько раз.

После войны большая часть территории оказалась заброшена, а на её части возвели психиатрическую больницу. Частичное облагораживание остального участка выполнили в 2000 году — при финансировании организаций из Германии здесь обустроили Мемориальное кладбище жертвам Второй мировой войны. В общей сложности здесь было захоронено более десяти тысяч немцев, около 2 400 красноармейцев, военнопленные различных наций, а также жертвы бомбардировок августа 1944 года и штурма Кёнигсберга.

Улица Багратиона, Железнодорожная и Ленинский проспект

Что стоит на бывшем кладбище: детский сад №39, дома по Серпуховскому переулку, 2-12 и Ленинскому проспекту, 157-161, «Дом искусств», здание банка «Зенит».

В районе железнодорожного вокзала располагалось сразу несколько старых кладбищ. «Дом искусств», к примеру, стоит на месте погоста у Хабербергской кирхи, где хоронить умерших начали аж в 1537 году. Два других кладбища здесь «помоложе» — начало их использования относится к середине 18 и началу 19 веков.

Киевская и Камская улицы

Что стоит на бывшем кладбище: Балтийский парк, частные дома по 1-му и 2-му Камскому переулкам, а также части улиц Гали Тимофеевой и Керченской.

Два кладбища Хабербергских общин — евангелической и католической — сегодня также густо заросли деревьями. Примечательно, что рядом с немецкими могилами возле Камской улицы располагалось и самое первое послевоенное кладбище Калининграда — захоронения здесь продолжались до 1960-х годов.

Заканчивая разговор о юго-западной части города, следует упомянуть ещё одно бывшее место для усопших. Небольшое кладбище находилось на нынешней территории школы №28 по улице Суворова — той, перед которой стоит бюст русского полководца.

Проспект Мира и улица Катина

Что стоит на бывшем кладбище: Евангелическо-Лютеранская церковь, дачи и частные дома по улице Катина 12, 14, 16 и Бассейной, 77, часть городского кладбища.

«Старое» городское кладбище на проспекте Мира — это одна из немногих кёнигсбержских территорий, сохранившая своё назначение спустя десятки лет. Второе кладбище церкви памяти королевы Луизы с тех пор значительно разрослось — чего не скажешь о других его «соседях» в этом районе. Новое еврейское кладбище вдоль улицы Катина, открытое всего лишь в 1929 году, превращено в заброшенный лес и дачные территории, а на пустыре вдоль Лесопарковой улицы возвели лютеранскую церковь.

Картографическая основа схем — 2gis.ru

Информация — «Кладбища Кёнигсберга», «Балтийский альманах», пользователь Steindamm

Автор: Константин Киврин

Комментарии

Обсуждайте новости Калининграда и области в наших социальных сетях

29 мая 2021 20:52 2749 Общество image vk.com/omsk_vk &nbsp/&nbsp

Калининград, 29 мая. Памятник немецкой брусчатке и кирпичную скамейку на старом еврейском кладбище разгромили на улице Литовский вал. Об этом сообщает местный активист Сергей Довлатов.

«Какие-то двуногие существа, людьми их не назовешь, разбили недавно установленный нами шуточный памятник кенигсбергской брусчатке кувалдой, раскромсали выложенную из кирпича лавочку, а осколками забросали клумбу, на которой многие люди высадили цветы и красивые растения» — написал он в Сети.

По его словам, вокруг разрушенных достопримечательностей вандалы также разбросали листовки с надписью «Нет чужебесию». Клумба была благоустроена с разрешения городских властей. Горожане сами высаживали там цветы. По факту произошедшего проводится проверка УМВД России по Калининградской области.  В пабликах калининградцы обвинили в произошедшем «противников германизации» Калининграда. Активист Юрий Иванов, к примеру, уверен, что они участвовать в разрушении памятника не могли.

«Скорее всего было так. Некая «горячая» молодежь под воздействием импульса разрушила памятник. А «германизаторы» увидели это и  — умирать, так с музыкой  — подбросили листовки. С целью создания шумихи»,  — рассказал он корреспонденту ФАН. 

Ранее ФАН сообщал, что переехавший в Калининград поляк рассказал о преимуществах РФ перед Европой. Он намерен провести в России остаток жизни. 

Вернуться назад

Новости партнеровimage Была там сегодня опять, все фото с телефона. Кладбище расположено на улице Чапаева, на выезде из города. Вот тут пишут, что «Захоронение русских и немецких воинов, погибших в августе-сентябре 1914 года. Захоронено 165 русских и 556 немецких воинов. Погибшие в ходе боев воины были похоронены на почетном месте городского кладбища. В настоящее время здесь увековечена память погибших в годы Первой и Второй мировых войн.» Ну да, видимо так и есть Зайти можно через центральные ворота, но они бывают закрыты А прямо к дороге выходит маленькая калитка Сразу за воротами могилы советских военнопленных С лагерем Хоенштайн все непонятно. Считается, что это польский Ольштынек, тут совсем рядом, но калининградцы ищут его у себя. Лагерей тут было много 🙁 Блок А. И только три имени известно точно Немецкая часть Внезапно в траве под ногами отдельные камни 24 гранитные плиты 1,8 метра высотой. Почти все заполнены именами Дополнение идет до сих пор. Памятник 1918 года А напротив собраны могильные плиты с немецких кладбищ Кладбищ в Инстербурге было несколько, одно чуть ли не в центре города в совсем плохом виде, там депутаты от Едра бульдозерами чистят по костям. Тут же еще один памятник 1-ой Мировой Вот эти мелкие камни это тоже кажется могильные камни, совсем старинные Центральная часть мемориала, тоже плиты-плиты-плиты Домики немецкие, типовые, свекры живут в таком же точно, половина в два этажа *** Пост со ссылками на все дни отпуска *** Немецкое воинское кладбище в Балтийске (Пиллау) Воинский мемориал Маттишкемен — павшие в Гумбиннен-Голдапском сражении 20 августа 1914 года Марш смерти в Пальмникен. Шахта Анна Вроцлав — советское офицерское кладбище 1945 года Берлин, Трептов парк Городское кладбище Пенемюнде #словокалининградуВ воскресенье, 26 августа в Калининграде состоялся очередной воскресник по благоустройству старого еврейского кладбища. Члены еврейской общины, представители других религиозных групп, жители близлежащих домов пришли поработать на месте, где покоятся евреи Кенигсберга.

Впрочем, не только Кенигсберга. Поскольку столица Восточной Пруссии славилась своей университетской клиникой, сюда приезжали лечиться евреи из соседних мест Российской Империи и, увы, не всегда с излечимыми болезнями. Считается, что наличие еврейского кладбища является главным индикатором оседлости городской общины. Первое общинное место захоронения было открыто в Кенигсберге в 1704 году. Здесь похоронены видные кёнигсбергские раввины Эпштейн и Мекленбург, а также основоположник светской литературы на иврите Авраам Мапу. Находившееся в самом центре города первое кладбище, в начале 70-х было застроено хрущевками. В 1929 году в Кёнигсберге было открыто ещё одно, третье еврейское кладбище, спроектированное всемирно знаменитым архитектором Эриком Мендельсоном, сохранившаяся хозяйственная пристройка, несущая на себе ярко выраженные черты стиля выдающегося мастера, используется сегодня как ветеринарная лечебница. Открытие второго, самого большого в городе еврейского кладбища пришлось на 1875 год. Синагогальная община Кёнигсберга приобрела участок в месте, выделенном городом для захоронений различным религиозным конфессиям. В послевоенном Калининграде там образовался поросший бурьяном пустырь. Надо сказать, что нацистские громилы по-серьезному не трогали могилы, их интересовали живые евреи и действующие синагоги. Старожилы Калининграда рассказывают, что еще в 60-70 годы среди бурьяна можно было полюбоваться на красивые мацейвы, но постепенно надгробия были разбиты и расхищены. Пустырь, красовавшийся вблизи от центра города, привлекал внимание застройщиков, но погребенный на еврейском кладбище праведник спас его территорию от застройки.

В 1883 году в Кёнигсберге скончался знаменитый раввин, проповедник и моралист, основатель движения «Мусар» Исраэль Салантер (Липкин). При поддержке многочисленных последователей и потомков мудреца и талмудиста территория кладбища в 2001 году была ограждена. В иерусалимском Центральном архиве истории еврейского народа нашлись документы, позволившие установить место захоронения р. Салантера, и было восстановлено его надгробие. Была воздвигнута «стена плача» с мемориальной доской памяти всех евреев похороненных на этом кладбище и евреев Кенигсберга — жертв Холокоста, чьё место захоронения неизвестно. Эпитафия рабби Салантера представляла собой красивый акростих, содержавший среди прочих такие слова: «Где светоч Израиля? — вопрошает Россия. Отвечает Германия: на Королевской Горе упокоился он» (Кёнигсберг в переводе с немецкого – королевская гора). Но облицованное гранитом надгробие не простояло и нескольких месяцев, после открытия в августе в ноябре оно было разгромлено вандалами. По прошествии нескольких лет на пустынной кладбищенский территории стали расти жилые дома, строители, уже освоившие участки соседних немецких кладбищ, приближались и к еврейскому, но наличие ограды и большой общественный резонанс вокруг имени рабби Салантера остановил алчных девелоперов.

Иногда в Калининград приезжают потомки евреев, которые когда-то были похоронены здесь. Последний такой визит — группа потомков Салантера, по сути дела одна большая семья американских раввинов и ешиботников, заполнившая целый автобус. Многие из них были ещё детьми, когда восстанавливалось это кладбище, кое-кто даже плакал, глядя на изуродованное надгробие их великого предка. Хочется надеяться, что со временем оно будет опять восстановлено.

Помимо рабби Салантера «у Королевских ворот» (так говорили об этом кладбище в Кёнигсберге) похоронены некоторые знаменитые кёнигсбергские евреи: выдающийся синагогальный композитор, музыковед и главный кантор большой либеральной синагоги Эдуард Бирнбаум (1855-1920), врач и политик, основоположник немецкой социал-демократии Йоханн Якоби (1805-1877) и другие. Был на кладбище и воинский некрополь: здесь покоились воины Первой вировой войны иудейского вероисповедания, причём не только немецкие. Умершие в Кенигсберге пленные русские евреи были с честью похоронены на городском кладбище. В 2014 году, когда отмечалось столетие вступления Российской Империи в войну, была открыта мемориальная доска в память о еврейских солдатах, к столетию окончания войны планируется установить таблички с именами солдат.

Новгородская область сразу и очень ярко врезается в память. Там красиво в любое время года. И одновременно как-то коряво. Всё кругом косое, кривое, неровное, непроходимое, болотистое и холмистое. Леса такие, что зайдёшь — не выйдешь. Болота молчаливые. Озёра без границ. Реки с характером, если не сказать с гонором. И люди встречаются с тяжёлыми, практически «иконными» лицами. Вот эти самые люди и прокатили меня по Новгородчине на автомобиле. И пешком мы с ними походили немало. В частности, неоднократно удалось побывать в новгородской деревне Корпово. Корпово, это одна из немногих деревень на Новгородчине, чьи жители неожиданно, но воочию столкнулись с заморским понятием «дизайн». В них этим самым дизайном практически в упор из крупного калибра жахнули. Дело в том, что близ Корпово было в мае 1997 года сначала спланировано, а потом наполнено и приведено в надлежащий вид мемориальное солдатское кладбище. Немецкое. Там похоронены солдаты когда-то победоносного Вермахта. Немцы лежат в самой что ни на есть русской земле. Немецкая сторона эту землю ВЫРОВНЯЛА. Это сразу же бросается в глаза, ровный участок местности на Новгородчине — явление очень редкое. А тут — целый ландшафтный дизайн реализован. Уход за военными захоронениями на взаимной основе С 1992 г. в России построено и восстановлено 20 немецких солдатских кладбищ. 8 из них находятся в Калининградской области (Калининград, Балтийск, Черняховск и др.), 3 – в Новгородской (Корпово, Новгород, Коростынь), по одному – в Волгоградской (Россошка), Мурманской (Печенга), Ленинградской (Сологубовка), Тверской (Ржев), Псковской (Себеж), Курской (Беседино) и Смоленской (Смоленск/Нижняя Дубровинка) областях, в Краснодарском крае (Апшеронск) и в Карелии (Салла). Планируется сооружение еще двух кладбищ: в Воронежской области (Николаевка) и в Смоленской области. Самые крупные из них – Россошка под Волгоградом (50 тыс. погибших), Сологубовка близ Санкт-Петербурга (45 тыс.) и кладбище в Корпово (30 тыс. погибших). После завершения дозахоронений кладбище в Сологубовке станет местом последнего пристанища для примерно 80 тыс. погибших немецких военнослужащих, а само кладбище – самым большим захоронением немецких солдат в мире. Помимо этого, начиная с 1992 года, силами Народного союза были восстановлены более 120 кладбищ военнопленных, находящихся на территории 4 автономных республик и 26 областей Российской Федерации, на которых погребены 80 тыс. умерших немецких военнопленных.

*****

…На уход за военными могилами, которым занимается и Народный союз Германии, Правительство ФРГ выделяет ежегодно около 25 млн.евро; 1 млн. евро из этой суммы идет на финансирование работ по уходу за крупнейшими советскими мемориалами, расположенными в берлинском Трептов-парке, а также в берлинских районах Тиргартен и Панков. Про дизайн Проект — типовой немецкий. Кладбище построено на немецкие деньги. Немецкие же деньги выплачиваются нескольким людям из числа местных жителей. Чтобы присматривали за порядком на кладбище. Там чисто, а зимой, повторю — ЗИМОЙ! на кладбище были тщательно выметены центральные дорожки. Зрелище, хочу сказать, потрясающее. Вся область по пояс в снегу, а в этой дыре дорожки кем-то выметены. К кладбищу проложена асфальтированная дорога хорошего качества. Само кладбище обнесено каменной стеной из разного размера валунов. Камни привозили со всей области, их там великие тысячи уложены. Я был на военных захоронениях советских военнопленных в Гамбурге — там всё оформлено очень похоже. Ровно, надёжно, чисто, понятно. Где необходимо — схемы и поясняющие надписи. Предусмотрены скамьи и крытая беседка. Всё, что можно было продумать в смысле удобства — продумано. Туда удобно и хочется приезжать. Про хабарок Точными данными не располагаю, но внимательно слушал что рассказывали местные жители. А рассказывали они, что не было желающих среди глав районов выделить хоть клок земли под немецкое кладбище. В итоге где-то на границе Парфинского и Демянского районов землю немецкой стороне со скрипом, но выделили. Радости такое решение ни у кого не вызвало, но проблема эта, видимо, типовая для русских. Что для новгородских, что для смоленских. Кладбище — «свозное». Это значит, что туда привозят эксгумированные останки немцев со всех окрестностей. Вообще говоря, немецкие военные кладбища в последние лет двадцать стали необыкновенно популярными местами паломничества самых разных граждан. Я встречал такие, трудолюбиво перекопанные в поисках всякого рода «гансючьего хабарку». В Московской, Калужской, Ленинградской и Новгородской областях. Всё везде одинаковое: вывернутые наружу кости, какие-то гнилые тряпки, гильзы, битое водочное стекло и окурки. Особенно сознательные мародёры ещё и плиты надгробные старались сломать. Да, слово «мародёр» в этом тексте употребляется исключительно как термин, никакой негативной окраски оно не несёт. И уголовная ответственность за мародёрство в УК СССР была. А сейчас нету такой статьи, не нужна больше. Но скотство, повторю, никуда не делось. Корповское кладбище для сознательных мародёров или любителей натурного изучения военной истории никакого интереса не представляет — немцев там хоронят уже «выпотрошенными». Одни голые кости, никакого железа. «Нудисты» — так их называют бывалые копари. «Нудисты» заезжают на корповское кладбище всякими разными путями. Самый распространённый — после организованной на немецкие деньги эксгумации. Volksbund Deutsche Kriegsgräberfürsorge через своего представителя набирает местных работяг (другие местные таких называют «гастарбайтерами») и они командой «поднимают» целые кладбища времён войны. Работа непростая, но «благодарная». Постоянно что-то интересненькое попадается. Потому «гастарбайтеров» из числа русских в народе не любят. Но жизнь — она всякая бывает, кто-то и за такую вот работу берётся без особых переживаний. Кушать очень хочется. Про геометрию Про незапланированных немцев Иногда официальные поисковые отряды, работающие на территории области, находят убитых немцев. Немцы попадаются в разном состоянии, «боевые-верховые» или «глубокого залегания». Я тоже одного нашёл близ Белого Бора. Надо сказать — случайно. Заслуженный вояка был, с неуставным плетёным ремнём, в крашеном шлеме. Сидел без оружия в советской траншее, промеж нескольких красноармейцев. На память об нём мне осталась монетка из кожаного кошелька. Rentenpfennig. А отлично сохранившуюся каску с подшлемником, ручку с золотым пером и всякое прочее не взял. Не мои это трофеи, не я этого врага свалил. А со временем удалось охладеть к любому военному железу. При немце был опознавательный жетон. Erkennungsmarke. Немецкий жетон — это тонкая металлическая, часто алюминиевая пластинка. Овальная. Посреди — перфорация. Убили — товарищи или похоронная команда обыщут тело, сломают жетон пополам. Одну половину в личное дело, другую — в зубы трупу. Надо будет достать, эксгумировать — сразу понятно кто это. На этот раз жетон был целый, не переломленный. Читаемый. Ers.Batl. Запасной пехотный батальон. У немца в кошельке были разные иностранные монетки, видно, до СССР много где побывал, скорее всего был ранен, попал в запасную часть, а с ней прибыл в СССР. Всех он победил, а в Белом Бору не сдюжил. После боя, судя по тому, что забрали у него только оружие, вместе с другими убитыми его столкнули в траншею у дороги и присыпали как попало. Чтоб не вонял, разлагаясь. Рядом, опять повторю, сидели убитые красноармейцы, многие с оружием. Немец был вынут из белоборского поля, сложен в пластиковый мешок (отдельно от красноармейцев), обозначен запиской в бутылке и жетоном. В записке было указано где и когда он был найден. После чего мешок с немцем и данными был оставлен в кладбищенской беседке корповского мемориального кладбища. Скорее всего этого немца «прихоронили» в Корпово. Кто он и где теперь — не знаю. И не интересуюсь. А если ещё одного найду — тоже соберу в мешок, не брошу. На территории России вопросами захоронений убитых немецких солдат занимаются специально обученные люди, назначенные Народным союзом Германии по уходу за военными захоронениями. В своё время побывал в Гамбургском отделении этой организации. Небольшой уютный офис, молодые ребята, много документов. Я им несколько жетонов передал и отвёз фотографии. Мы пару часов провели за беседой, я рассказал чем занимаюсь, они поделились разной информацией. Из беседы удалось понять: немцы не платят никаких денег за опознавательные жетоны и рассматривают попытки «впарить» всякого рода «личные вещи» (например, подписанные каски) родственникам погибших немецких солдат как мошенничество. Русскоязычных доброхотов с коммерческой жилкой незатейливо сдадут полиции. И будут правы, считаю. У нас же торговля этими самыми жетонами идёт довольно бойко. А что, бизнес не хуже других. Официальное обращение на форуме военных коллекционеров Про Эрнста-Августа А потом сотрудники гамбургского офиса предложили: слушай, у нас есть в Гамбурге один из самых толковых частных музеев по Демянскому котлу. Заведует этим делом немецкий ветеран по имени Ernst-August Rathje. Хочешь пообщаться? Ясное дело, я хотел. В этот же день мы познакомились и я был приглашён домой к немецкому ветерану. Вот тут про него на 29 странице пишут. Из передачи «Мосты» радиостанции «Немецкая волна» …День победы отмечает и коренной гамбуржец – Эрнст Ратье, 1924 года рождения. Он был призван на Северо-Западный фронт сразу после окончания учебы на каменщика. В марте 1942-ого после трехмесячной «учёбки» свежеиспеченный снайпер противотанковых войск попал в окружение в районе Старой Руссы Новгородской области. «Я пережил эту войну и должен сказать, что для нас, солдат, она была неприятной и непонятной. Мы не знали, зачем мы пришли в эти бедные русские деревни. И мы спрашивали себя, что, собственно, мы должны здесь завоёвывать? Мне было тогда 18 лет, и я задавал этот вопрос командирам. Они отвечали – бороться с большевиками. Но мы не знали, кто такие большевики…» Эрнст Ратье был ранен гранатным осколком, снова вернулся на фронт и попал в плен. Он встретил День Победы в Минске. Я услышал слова: «скоро домой», — произносит он довольно чисто по-русски. Однако война закончилась для него только в 1949 году. С тех пор он занимается поиском могил пропавших без вести солдат – не только немцев, но и русских. Сегодня ветеран войны гордится тем, что участвовал в восстановлении Минского Оперного театра, когда ему впервые пригодилась профессия каменщика. После перестройки господин Ратье побывал в этом театре на балете «Лебединое озеро». А на праздник у него в холодильнике припасена бутылка горькой — «Беларуси Синеокой» и пиво «Балтика» — подарки от друзей, которых он часто приглашает в Германию. Сайт радиостанции «Немецкая волна» Когда на корповское кладбище приезжал, не раз слышал от сопровождающих фразы в духе «неплохое кладбище, много народу». Всем понятно — здесь похоронены враги. Их много, десятки тысяч. Все мёртвые. И вопрос — надо ли воевать с мёртвыми или, может быть, уняться, заняться своими павшими — стоит всё острее. Про своих я в следующий раз расскажу. Тоже с картинками. Не с такими красивыми, конечно. Нашим как-то не до дизайна. Но других нет. Заодно посмотрите как не «в полях за Вислой сонной», а под самым носом «никто не забыт». Велика Россия, а ровного места для своих пока не нашлось. P.S. Уверен, эту запись увидят некоторые знакомые и незнакомые мне граждане, бывавшие В Корпово и окрестностях. Надеюсь, они не поленятся поделиться своим видением поднятой темы.Подготовлено и размещено в сообществе warhistory

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий